Skaz
Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 8.

Гуманитарная составляющая баланса.
Мы еще вернемся к теории технико-гуманитарного баланса, когда будем говорить об экологическом кризисе. А сейчас попробуем разобраться с его гуманитарной составляющей.
Вновь процитируем А.П.Назаретяна, но уже книгу «Антропология насилия и культура самоорганизации».
«Гуманитарно-регулятивную ипостась культуры составляет многомерный комплекс средств социального контроля. Он включает принятые приемы поощрения-наказания, осуществляемые через формальные и неформальные каналы, и соответствующие органы – государство, полицию, армию, религиозный и гражданский суд, общественное мнение. К этой сфере относятся все виды искусства и прочие «гуманитарные технологии» - мастерство управления мыслями, чувствами, настроением и поведением людей, включая свое собственное. Однако системообразующий признак гуманитарно-регулятивной сферы составляют ее мировоззренческие основания: доминирующие и «маргинальные» идеологии, мораль, право, исторически изменчивые ценности, нормы отношений с природой, сородичами и представителями иных групп – в той мере, в какой они усвоены индивидами и стали реалиями обыденного сознания».
Для нас в этом определении будут важны три момента.
Во-первых, в гуманитарную составляющую входят не только доминирующие, но и «маргинальные» идеологии.
Во-вторых, отношения с природой.
И, в третьих, то, что «мировоззренческие основания» должны стать элементом обыденного или коллективного сознания.

По идее, любой социум должен озаботиться поддержанием равновесия между технологической и гуманитарной составляющими. Но при этом должны выполняться минимум два условия.
Первое – учиться на ошибках прошлого. Всего одна фраза, а сколько смысловых уровней, принимаемых по умолчанию. Например, что существует «правильная» и «неправильная» история. Ибо ошибки подразумевают какое-то отклонение от «генерального курса».
Далее о чьей истории мы говорим? Человечества в целом, отдельных государств, народностей? Но самое главное – каковы признаки этих ошибок? И что сделать, чтобы они не повторилась вновь.
Попробуем последовательно ответить на поставленные вопросы.
В начале – об уровне общности. На мой взгляд, не столь важно о чьей истории идет речь – человечества в целом или отдельного государства. Главным является наличие органа или механизма, который «осознает ошибку» и делает соответствующие выводы.
Что же касается правильной и неправильной истории, то логическим выводом из этого утверждения будет существование каких-то критериев оценки. По идее, далее должна следовать врезка об эволюции понятия истины или «правильности». Но, чтобы не потерять главную мысль, ограничимся только выводами.
С точки зрения мифологического или религиозного мышления из двух суждений одно обязательно ложно. При этом в процессе полемики невольно примысливается третий, метафизический Авторитет, носитель абсолютного знания, а суть полемики состоит в том, чье суждение ближе к системе безусловных постулатов (ближе к Истине). Иногда это понималось совсем буквально: критерием Истины в споре признавали материальный текст — Талмуд, Библию, Коран, сочинения Аристотеля, Маркса, Ленина,— а третейским судьей выступал Учитель, партийный Вождь и даже «народ».
Для современного научного мышления оба суждения могут быть истинными. Для человека, ясно сознающего, что он связан с предметным миром посредством идеальных моделей и оперирования ими, сама категория «истины» становится одной из многих. Разнообразие возможных моделей неограниченно, как разнообразие взглядов на предмет и задач деятельности с ним. Если же модели конкурируют между собой, то не по «близости к истине», а, с точки зрения того, какая из них продуктивнее для решения данной задачи при данных условиях.
С точки зрения государства, его прогресса, экономических достижений, сталинскую диктатуру можно рассматривать как положительную. С точки зрения качества жизни населявших СССР людей – как отрицательную (прежде всего с точки зрения удовлетворения базовых потребностей в безопасности и самовыражении).
Как вывод из всего выше сказанного – «ошибки истории» не могут быть «абсолютными». Они каждый раз зависят от того, что мы выберем в качестве главного критерия исторического прогресса. Мощь ли государства, жизненный ли уровень населения, степень ли демократичности общественных институтов и т.п.
Но, определившись с критерием, мы можем уже сказать на конкретных действиях, цифрах, что способствовало достижению поставленных целей, а что наоборот этому достижению препятствовало.
Если мы признаем диктатуру, единомыслие как зло, то мы будем должны сформулировать и условия к ним приводящие. И не просто сформулировать, а разработать комплекс мер противодействующих установлению такого строя.

Второе условие дополняет первое. В обществе должно быть достаточное количество индивидов осознающих необходимость поддержания баланса и разрабатывающих способы такого поддержания. В том числе и среди лиц принимающих государственные решения.
Увы, повсеместно распространившаяся демократия создает систему, когда власть имущими становятся люди ориентированные на сиюминутные потребности своих избирателей и оперирующие понятиями, понятными самому тупому из них.

Что же происходит при нарушении баланса?
При преобладании регулятивных механизмов общество может оказаться очень устойчивым, вплоть до застойности. Яркий пример, охотничьи племена, успешно встроившиеся в окружающие их экосистемы и дожившие в своем «палеолитическом раю» до наших дней. Или средневековый конфуцианский Китай. Но как только такое общество сталкивается с технологически более продвинутой цивилизацией, оно неизбежно проигрывает или погибает.
Назаретян приводит пример с вьетнамскими горными кхмерами, палеолитическими охотниками и собирателями, которые, овладев во время войны с американцами огнестрельным оружием, быстро уничтожили охотничьи виды и, спустившись на равнину, стали вымирать от непривычных болезней. Что же касается Китая, то, напрямую столкнувшись с Западом, он ничего не смог ему противопоставить в плане технологической мощи и в одних только «опиумных войнах» погибло около 23 млн. человек. Хотя, порох, нефть, бумажные деньги, книгопечатание были известны китайцам за 500 и более лет до «открытия» их европейцами.
Превосходство инструментального интеллекта над гуманитарным, как уже говорилось, влечет за собой всплеск экологической и геополитической агрессии, самый простейший вид которой – безудержный демографический рост. Причем к естественным импульсам экспансии добавляется сугубо человеческий фактор – возрастание социальных и индивидуальных потребностей по мере их удовлетворения.
С ростом потребностей усиливается ощущение всемогущества и вседозволенности. Формируется представление о мире как неисчерпаемом источнике ресурсов и объекте покорения. Эйфория успеха создает нетерпеливое ожидание все новых успехов и побед. Процесс покорения становится самоценным, иррациональным и нарастающим. Массу людей охватывает жажда «маленьких победоносных войн» и поиск умеренно сопротивляющихся врагов.
Не правда ли, хорошо знакомая картина. Афганистан, Ирак… И может быть, нам надо благодарить финансовый кризис, который вовремя лишил «горячие головы» финансовой поддержки.

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений