Skaz
Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 6.

Отступление третье. Одинокий путь Фридриха Ницше.
Мы долго говорили о различии западного и восточного «стилей» мышления. Теперь посмотрим на отличие философского взгляда на мир от обыденного.
Александр Пятигорский (соратник Ю.Лотмана и М.Мамардашвили, выдающаяся фигура недогматической философской мысли, писатель) в одной из своих лекций рассматривает такой аспект обыденного мышления как мифологичность. Противопоставляя его мышлению философскому, рефлексирующему, он сделал несколько тонких наблюдений.
Цитирую.
«Начинаю с пары банальностей по поводу философа. Профессии такой нет. Есть образ мышления и образ жизни. Образ мышления – непрофессиональный в строго предметном смысле этого слова. Потому что объектом философствования философа может быть что угодно. Для философа не может быть ни высокого, ни низкого, ни хорошего, ни плохого. Для философа может быть интересное и неинтересное. Интересное – это то, на что он направляет свое мышление. Неинтересное – это то, чем он в данный момент в своем мышлении не занимается».
«В мышлении не может быть друзей, не может быть соратников. Мышление, как любил говорить Мераб Мамардашвили, - самое одинокое дело на свете».

И далее.
«…Кончается христианско-возрожденческий миф о хорошем и прекрасном человеке… что человек на самом деле, во-первых, добр и прекрасен. А, во-вторых, способен к бесконечному развитию».
«…От позитивного антропизма: человек – это хорошо, не излечили ни гитлеровские лагеря, ни сталинская тюрьма. Он все равно – хороший. А с тем, что человека убивало? Для этого есть богатейшая мифологическая номенклатура: СС, ГБ, ЦК, Гитлер и его окружение, Сталин и его окружение. Мы, согласно возрожденческому мифу, который практически не изменился от Шефтсбери до Гегеля, – объекты каких-то дурных дьявольских воздействий болезни, мы – не субъекты. Но… это – мы, а не Сталин или Гитлер, это мы – полнейшая рефлективная инерция, которая позволила с нами это сделать. Я бы назвал всю эту мифологию мифологией деперсонализации…».

И наконец.
«Единственным философом, который брыкался, орал и кричал, ну, и сошел с ума, разумеется, был Фридрих Ницше».

Поговорим об этом «брыкающемся», «чужом среди своих» - Фридрихе Ницше.
читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений