• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: книга размышлений (список заголовков)
19:11 

Книга размышлений - 3

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 1.

«Как весна прошла, да дорожки с тропочками подсохли, объявилась в лесу Заповедном Кикимора».
Что двигало этим неугомонным духом? Что заставило идти искать счастья за тридевять земель от родной деревни? И почему, когда мечты наконец-то сбываются и ей удается выйти замуж за богатого беса, не успокаивается и не наслаждается жизнью? То в обучение к Бабе Яге пойдет, то в Школу Велеса поступит.
Из разговоров с мужем Терентием:
«Пробовал он и так и эдак с ней заговаривать. Дом справный поставили, от добра всякого сундуки ломятся, мол, чего еще ей не хватает. Живи и радуйся, малышей воспитывай. А она в ответ ему – сама хочу в жизни этой всего добиться, а не просто нянькой при детях своих состоять».
Итог в какой-то мере закономерен - Кикимора, прихватив детей, сбегает к молодому бесу Стасу. Но и здесь, увы, не сложилось.
Отчаявшись, она приходит к Бабе Яге с просьбой отвести от ее жизни проклятую недолю. И между ними происходит очень важный диалог, к которому мы еще не раз вернемся. (На самом деле этот диалог – одно из центральных мест в книге).
«– Ты же в Школе Велеса самого обучалася, мудрости божественной набиралась, а истину простую осилить не смогла. Некому недолю на жизнь нашу насылать. Узелки-испытания сами мы на судьбе руками собственными завязываем.
А потом еще и добавила:
– Недолю сдюжить – это все равно, что водицы сильной испить. Все тебе по плечу становится, и на жизнь будущую без страха смотреть можешь.
– Это хорошо слова правильные сказывать, – Кикимора ей отвечает. – А делать-то мне чего? Неужто к Терентию возвращаться назад придется?
– Дорога твоя только тебе одной предназначена. К сердцу своему прислушивайся. Оно, чай, дурного не присоветует.
Поняла Кикимора, как от Яги домой воротилася, что только на себя, да силы собственные надеяться надобно. А ежели и поможет кто, то спасибо ему великое, но в расчет этого брать никак нельзя».


На Востоке дорогу, о которой говорила Баба Яга, называют – Путь. Именно так – с большой буквы.
Западный ум сразу же захочет уточнить, что понимается под этим словом? Восточные философы, следуя заветам великого Будды, не тратили время на пустые разговоры. Для них главное – это ощутить свой Путь.

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

10:12 

Книга размышлений - 2

Продолжение. Начало – здесь.

Зарождение язычества
В городе Пермь живет интересный человек – Дмитрий Геннадьевич Трунов. Будучи психологом по образованию и по основной профессии, он, тем не менее, не чужд вопросам языкознания, культурологи и религии. И даже защитил кандидатскую диссертацию по философии. Но, как и мне, ему почему-то не дает покоя мифология.
(Признаюсь, среди философов я прежде всего выделяю людей ясно мыслящих, которые приходят в эту науку из «естествоиспытательских» областей, где логика и последовательная аргументация являются неотъемлемыми чертами мышления. Классические же философы, как впрочем и филологи, как мудро заметил Пелевин в молодости, часто загоняют кобылицу смысла в дремучие леса словесности).
Так вот, возвращаясь к Дмитрию Трунову. В своей небольшой работе 2005 года «От язычества к постязычеству» он предпринял попытку воссоздать историю взаимодействия человека с «живым» в природе.
Цитирую.
«Праязычество.
Представим гипотетического человека, только что «отделившегося от природы», — это уже не примат, но еще не человек. Он обладает всеми психофизиологическими возможностями, но еще не имеет той внутренней и внешней социокультурной среды, в которую погружен человек говорящий. Ему присуще простое ощущение природы, первичное восприятие, не обремененное культурными кодами. Он естественным и непосредственным образом общается с Живой Природой — с Природой, которая живая вся и всегда. Впрочем, «живой» или «мертвой» природы просто нет. — Есть только видимая Природа, которая есть Нечто, вызывающее у человека ответ, нуждающийся в вербализации и символизации».


Сказано немного заумно, но точно. В этот период своей истории камень, дерево, река воспринимались человеком как данность. Плодами можно было насытиться. Водой утолить жажду. Камнем защититься или раскроить череп очередному неандертальцу. Но все изменилось с появлением слова. (Не в смысле способов питания и утоления жажды).

«Анимизм. Происходит постепенная дифференциация ощущений, возникающих при общении с природой, с помощью языковых знаков. Язык не только обозначает природные объекты, он также позволяет создавать абстракции, которые приводят к разделению природного объекта на «дух» и место обитания «духа». Этому этапу соответствует так называемый «анимизм»: природа живая, так как есть нечто, одухотворяющее ее; природа может быть мертвой, если ее покидает это нечто — «душа». «Одухотворением» называют внесение живого в неживое (анимация). Хотя на самом деле так называемое «одухотворение» есть ничто иное, как отделение «духа» от того, с чем этот дух был изначально слит, а потому неразличим. «Одухотворение» — это препарирование «духа» из вещи с помощью слова. (А был ли этот «дух» на самом деле, или он — результат деятельности языка и мышления?) Так возникает понятие сущности как чего-то «содержащегося внутри» вещи. Так впервые рождается абстрактная идея «живого», как соположенного природной вещи, но еще не противопоставленного ей. Только в начале «живое» равномерно распределено среди природных вещей. «Живое» еще пока имманентно Природе».
Слово – это всегда часть, это всегда абстракция. Даже самая большая их совокупность не будет равна описываемому образу. Но слово – это и инструмент рождения абстракций. С его помощью конкретные дуб, береза, ясень превращаются просто в дерево, создавая предпосылки политеизма, о котором мы поговорим ниже.
При анимизме же наш далекий предок сделал первый шаг – отождествил себя и природу. Человек, прежде всего, может быть живым или мертвым. Логично было связать разницу между этими состояниями с присутствием или отсутствием в теле особой субстанции – «духа». И нет ничего странного, что у окружающих животных, птиц, растений также появились свои «души». Ведь они тоже могут быть живыми или мертвыми.
Но для нас важно, что человек на этой стадии все еще ощущал себя частью Природы. Косвенно это подтверждается мироощущением представителей первобытных племен, сохранившим свой уклад жизни до наших дней. Этнографы отметили один интересный факт. Многомесячный разрыв между причиной и следствием трудно схватывается первобытным умом. Девятимесячный период от зачатия до рождения лежит за пределами их времявосприятия и деторождение видится как тривиальное выделение женского организма. Все это позволяет аборигенам вполне искренне верить, что их отцами являются тигры, змеи, деревья и т.д.

читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

17:20 

Книга размышлений - 1

Встречаясь с читателями «Кикиморы», я столкнулся с несколько парадоксальной ситуацией - мало кто заметил морально-этическую систему, положенную в основу повествования. Естественно, мне стало как-то обидно, что плод столь долгих усилий оказался невостребованным. А по сему, подумал я, хорошо было бы написать какую-нибудь «Книгу размышлений», все подробно объясняющую и растолковывающую. :)
Таковыми были первоначальный замысел и побудительный мотив. Увы, результат писательского труда мало предсказуем. Своенравные размышлизмы предпочли зажить своей собственной жизнью, все больше и больше отдаляясь от славянской мифологии. Но, наверное, иначе и не могло быть. Стоит потянуть за одну ниточку, как неизбежно разматывается целый клубок тем, а останавливать столь захватывающий процесс - не в моих правилах. :)

Книга размышлений

Несколько предварительных слов
Неблагодарное это дело – писать пояснения к собственной книге («Кикимора и другие…»). Попадаешь как бы в двусмысленное положение. Если было что сказать, то почему это не сделано в тексте? А если не удалось донести свои идеи до читателя, то, как бы, «после драки кулаками не машут».
И все-таки есть у меня одно оправдание. Будем считать «Кикимору…» вместилищем «глубоко закопанных мыслей» да еще и прикрытых одеялом образов. А данный труд – неким самостоятельным размышлением, где книга служит лишь отправной точкой для повествования.
Конечно, можно было бы подождать лет пятьдесят пока какой-нибудь аспирант от филологии, стряхнув пыль с обложки, не примется разымать алгеброй гармонию. Но, увы, я вряд ли доживу до этих светлых времен. Да, и, как всегда, хочется «здесь, сейчас и сразу».
А потому, приступим.

О жанровой и прочей принадлежности
Меня иногда спрашивают, а «Кикимора и другие…» - это собственно что? В смысле – роман, повесть, набор сказок?
Наверное, все-таки роман. Говорят, есть даже такая подходящая его разновидность –«фрагментарный» называется.
По крайней мере, формальные признаки – большая эпическая форма (все-таки 512 страниц), многообразие действующих лиц (вместе с эпизодическими – 150 героев), разветвленность сюжета (уж куда более), общность героев (да и места действия) наличествуют.
Что же касается жанровой принадлежности, то в одной длинной филологической классификации, была найдена вполне подходящая ниша.
«Авторская сказка. Для авторской сказки характерна повышенная степень психологизма, превращение персонажей из «знаков» в полнокровные «образы», и зачастую подчеркнутая игра со сказочными клише (последнее особенно важно для литературы 20 века).
Авторскую сказку отличает также «двойное бытование». За редким исключением (в тех случаях, когда сочинение предназначается исключительно детской аудитории), авторская сказка имеет несколько уровней прочтения, а потому может по-разному восприниматься взрослыми и детьми. Причем не важно, какому читателю сказка адресована, о чем свидетельствуют два равноценных процесса: превращение «взрослых» книг в «детские» (Ш.Перро, Р.Р.Толкиен) и обратное движение — от «детской» книги к «взрослой» (Л.Кэрролл)».

Вроде бы все сходится. И «многослойный пирог» повествования, и притчевость, и даже игра со сказочными клише (особенно в устах Пшелты и Щасвернуса). (Смерть от скромности мне явно не грозит. :))

Осталось сказать пару слов о структуре «размышлений». Перебрав пять или шесть вариантов, я в итоге понял одну простую вещь – не надо своими словами пересказывать умные мысли других людей. Пусть они звучат в подлинниках. Ну а мне останется только рассказать, как цитируемое отразилось в «Кикиморе…» или с чем я категорически не согласен. Так что получился какой-то цитатник с комментариями. Что ж, наверное, тоже неплохая идея.

@темы: Книга размышлений, Кикимора и другие

Кикимора и другие...

главная