• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кикимора и другие (список заголовков)
13:06 

Место действия и действующие лица

Место действия и действующие лица


Лес Заповедный – территория, выделенная Велесом (богом земной природы) в отдельный хозяйствующий субъект. Населенная множеством разнообразных духов.

Лес дремучий – соседний по отношению к Заповедному лес. Место обитания Соловья-Разбойника, а впоследствии, его детей.

Духи лесные – лешие, водяные, черти, кикиморы и прочие обитатели Заповедного леса. Кроме них в тексте упоминаются Духи деревенские и полевые – домовые, опять же кикиморы, банники, овинники, полевицы и пр.

Велес – бог. Главный управляющий всей земной жизни. Старается, по мере возможностей, поддерживать гармонию, в чем ему сильно мешают боги, духи, смертные, змеи летучие и прочие существа, а также катаклизмы и стихийные бедствия.

Баба Яга – скрытая богиня и мать летучих Змиев. Мастер дзен Заповедного леса.

Бес Федор – главный управляющий Заповедного леса. Основной функционал – поддержание размеренной жизни местных духов.

Леший Тихон – в отличие от беса Федора, его сферой ответственности является природа и живность Заповедного леса.

Змей Горыныч – сын Бабы Яги, младший из летучих змеев. В отличие от собратьев, имеет всего три головы. Отсутствие консенсуса между головами приводит к трудно предсказуемым последствиям для него самого и окружающих.

Соловей-Разбойник – внук Бабы Яги, сын Змея Горыныча. Неказистый малый с буйным характером, за что неизбежно и поплатился.

Кикимора – некогда провинциальный дух, решивший покорить Заповедный лес. Замужество удается с четвертый попытки. Однако, в дальнейшем начинает ценить и другие стороны жизни. Бизнес-вумен Заповедного леса.

читать дальше

@темы: Кикимора и другие

13:43 

Предисловие

Притча


И приступили духи к нему и вопрошали строго. «Кто более достоин из нас в книге твоей первым быть?».
И ответил им автор на то:
- Труд сей завершен нынче. И каждый из вас в час свой появиться должен.
Но нашлись, как всегда, недовольные местом своим. А иные и вовсе грозились из книги уйти.
Опечалился автор, на споры героев своих глядя. Путь для читателя давно уж проложен был, и не могут все главы дружине подобно в шеренгу одну построиться.
И вопрошал он Бабу Ягу, в сторонке молча наблюдавшую, что же делать ему тогда.
- Жили два зайца - старая ему отвечает. - Умный да Веселый. И пришлось им как-то чрез болото топкое перебираться. Умный с кочки на кочку строго по порядку прыгает. А Веселый немного косоват был, так то в одну сторону подастся, то в другую сиганет. А то и вовсе назад понесется.
Но как допрыгал Умный до земли твердой, так сразу рядом с ним и Веселый опустился. Видать, в какую сторону не иди, все едино будет.

Возрадовался автор, слово заветное услышав. Расставил он в конце главы каждой указатели особые. Кому-то с духами подружившимися подольше побыть захочется. Вот и будет он, зайцу Веселому подобно, по книге всей за жизнью их следовать.
Успокоились духи после этого и по главам своим разошлись. Роли свои еще раз повторить, да гостей долгожданных дожидаться.

@темы: Кикимора и другие

14:47 

Глава 5. Змий Огненный

Глава 5.


Змий Огненный


Как-то раз ввечеру собрались у Бабы Яги духи Леса заповедного сказ о временах стародавних послушать. Молодые чертята давно уж к ней подступались – расскажи, мол, да расскажи, как на свете этом богатыри появилися. И решила Яга поведать историю Змия Огненного. Да не когда тот с Перуном Громовержцем по небесам летал, а когда молодым еще во дворце Велеса залом хранительным заведовал.
Занятие у него не хитрое было – за книгами мудрыми следить, да пыль звездную с них смахивать. Времени это совсем ничего занимало, а потому часто летал он в селения земные. Много в нем силы мужской накопилося. Бывало, обернется красавцем, в город войдет, и все девицы встречные по нему сохнуть начинают. Но ежели дело до чего большего дойдет, то горе горемычное той избраннице выпадет.
Всю жизнь оставшуюся, бедная, змия этого в других молодцах искать будет. Да только где ж его среди смертных найти-то можно. Чай, один такой Огненный пока уродился. Правда, и он всегда отблагодарить избранницу не забывал. Змием невидимым обернется, вокруг дома ее кольцом уляжется и богатства притягивает. Так что дева тоже в накладе не оставалася и утешение немалое получала.
Все бы шло своим чередом, да только по весне Лада богов на пир невиданный пригласила - меду небесного вкусить да яблоками молодильными попотчевать. Порешил Велес, что Змию и так силу свою девать некуда, и без яблок он вполне прожить сможет. Оставил его дворец небесный сторожить, с просьбами и жалобами разбираться.
Обидно стало Огненному, что на пир его Велес не взял, но виду не подал и, как всегда, с утра обязанности свои первостепенные выполнять принялся. Веничком Книги мудрые почистил, шкатулку протер, и пойти уж в залу главную собрался. Только стало ему интересно, что же Велес в шкатулке той прячет и даже ему об этом не сказывает.
Долго он в сомнениях пребывал, стоит ли запрет бога всемогущего нарушать, но любопытство молодецкое все-таки верх взяло. Уговорил Змий себя, что только глазком одним внутрь заглянет, и более ничего делать не будет. А когда замок волшебный на заклинания его поддаваться не захотел, азарт охватил головушку непутевую. Открыл он таки шкатулку заветную, а в ней пузырек с водицею прозрачною лежит, и более ничего не имеется. Ему бы глупому закрыть все обратно да на место вернуть, только, кто ж на полпути останавливается. Порешил он водицы той из склянки испробовать. Глоток один, думает, и не заметит никто.
Выпил Огненный, и не почувствовал ничего. Подивился этому, но испробовать, более не решился. Крышечку к пузыречку притер, в шкатулку спрятал, да и дальше пошел делами дневными заниматься.
***
На следующий день обходил Велес владения свои. А как в зал хранительный зашел, сразу почувствовал - порядок в чем-то нарушен был. Стал он десницу свою к сокровищам прикладывать. Книги мудрые все теплые, некасаемые лежали, только шкатулка одна холодная была. Открыл он её и сразу понял, что в отсутствии его приключилося.
Вызвал Змия Огненного слово держать, кто это отпить из склянки заветной осмелился. Да тот и не отпирался долго. Признался, что глоток один и сделал всего. Но и это посчитал Велес деянием непростительным и наказал хранителя нерадивого.
Отправил он Змия во Дворец свой хрустальной, на горе высокой стоящий. На земле пожить, да над проступком своим подумать. А чтоб раздора тот в жизнь местную не вносил, ожениться повелел. И времени всего полгода дал. Ну, а ежели не сумеет он суженую в срок отведенный сыскать, в ужа ползучего обратится.
Обрадовался Огненный, что легко так отделаться смог. И Велес ничего позаковыристей придумать не удосужился. Дела свои сдал, и отправился владения новые осматривать. Только не знал он, что из склянки невзрачной сурью небесную испробовал. Мудрость владетелю своему давала она, и отведавший ее обратную сторону вещей видеть начинает.
По началу Змий и не заметил ничего. Как с жилищем новым освоился, сразу во все тяжкие пустился. Только вдруг чувствует – скучно ему на день следующий с девицами своими становится. От иных даже сбегать стал, богатством одаривать забывая.
Стало его тянуть на темы философские поговорить. А девицы, как услышат речи непонятные, думают - переутомился милой, и сразу морсом клюквенным отпаивать норовят. И уразумел тогда Огненный, что жена ему не только красивая, но еще и умная нужна.
Месяц прошел, другой закончился. Змий немного беспокоиться начал. Пробовал вместо смертных с духами и полубогами встречаться. Да только и здесь то же самое приключалося.
А еще Велес масла в огонь подливает. Заглянет, бывало, во Дворец хрустальный. Как дела - интересуется, скоро ли свадьбу играть будем, спрашивает. Огненный все от ответа увиливал, только чего ж от бога небесного скрыть-то можно. А под конец тот участливо и спрашивает, присмотрел ли местечко, где в шкуре ужовой ползать собирается.
Страшно Змию стало от слов этих, и бросился он с силой утроенной суженую себе искать. Уговаривать себя пробовал, мол, не должна жена мужу подобно мудрой быть, для другого совсем она надобна. Только более трех дней и этот уговор не действовал.
И пришла тогда ему в голову мысль светлая. Мудрую жену надо там приискивать, где она мудрость свою проявить может.
Только легко дума думается, да не скоро дело делается. Где ж это проявление искать надобно?
- И ко мне, сердечной, советоваться прилетал, - Баба Яга погладила Кота Баюна, пригревшегося у нее на коленях. – Только чем я ему, старая, помочь могла. Коли он мудрости божественной вкусил, и сущность женскую насквозь видеть стал.
читать дальше

@темы: Кикимора и другие

15:30 

Глава 7. Предсказание Кикиморы

Еще одна глава из книги "Кикимора и другие...".
Пятую главу можно прочитать здесь.

Предсказание Кикиморы


Как выстроил Терентий – бес леса Заповедного, дворец небывалый, у Кикиморы, жены его новой, занятие появилось. Хоромы эти мебелью и утварью обставлять, да стены травами и плющом вьющимся увешивать. А как все дела переделала – скучно стало. О развлечениях былых воспоминания только осталися. Разве что на шабаш сходить, с матронами старыми посидеть, на пляски молодежи поглядывать.
Да и муж к тому же ревнивым оказался, а черти противные и рады перед ним выслужиться. Куда пошла, да с кем виделась, докладывают.
А тут еще Стас, черт молодой, поэтов смертных наслушался и Кикимору Дамой сердца своего объявил. Так три дня пришлось Терентию объяснять, что рога лишние у него от этого не вырастут. Еле остыл муженек, но к Стасу приближаться все равно запретил.
И надумала Кикимора к Бабе Яге в обучение пойти. Все не так скучно будет. Да и Терентий занятия эти одобрил сразу.
Оказалась она дюже сообразительной, все на лету прямо схватывала. Так что вскоре могла сама и зелье приворотное составить, и травы нужные от болезни невеликой подобрать. Только больше всего нравились ей предсказания всякие.
У Бабы Яги для случаев мелких Книга специальная имелася. Возьмет Старая волос или шерстину, кому погадать надобно, на Книгу положит и заклинанья древние нашептывает. Буковки лишние вытрясет, а по оставшимся, что будет, рассказывает.
Решила Кикимора во что бы то ни стало искусству этому выучиться. Но предупредила Яга её сразу – усердие великое потребуется. Заклинания по наитию сказываются, да и не всегда с раза первого получается.
Только Кикимора страсть как упрямая была.
– Все равно, – говорит, – науку эту осилю.
Начала она с букашек малых приноравливаться. Изловит коровку божью, на Книгу посадит, глаза закроет, кулачки сожмет и аж дрожит вся от усердия. Заклинаний нужных наговорит, буковки лишние вытрясет и читает, чего осталося. А потом целый день за букашкой той бегает. Сколько раз на ромашки села, подсчитывает, и по скольким василькам проползла.
Когда уж совсем ничего не сходилось, Яга пособляла малость – заговор нужный втихаря нашептывала. Кикимора, как увидит, что написанное сбылось, сразу духом воспрянет и с новыми силами за учебу принимается.
Со временем перешла ученица прилежная на зверюшек малых, а раз даже на волке решила предсказание испытать. Мучений, правда, при том натерпелась множество. В начале от зубов его острых уворачиваясь, когда шерсти клок драла. Потом по лесу всему за ним бегая, а под конец от стаи целой со всех ног улепетывая.

***
читать дальше

@темы: Кикимора и другие

13:05 

Методическое пособие

На моей страничке на Прозе.ру
выкладывается
Методическое пособие по книге
«Кикимора и другие…»
для учащихся среднего и старшего звена школ и гимназий
(уроки по литературе, мировой художественной культуре, экологии)

@темы: Кикимора и другие, методическое пособие

17:20 

Книга размышлений - 1

Встречаясь с читателями «Кикиморы», я столкнулся с несколько парадоксальной ситуацией - мало кто заметил морально-этическую систему, положенную в основу повествования. Естественно, мне стало как-то обидно, что плод столь долгих усилий оказался невостребованным. А по сему, подумал я, хорошо было бы написать какую-нибудь «Книгу размышлений», все подробно объясняющую и растолковывающую. :)
Таковыми были первоначальный замысел и побудительный мотив. Увы, результат писательского труда мало предсказуем. Своенравные размышлизмы предпочли зажить своей собственной жизнью, все больше и больше отдаляясь от славянской мифологии. Но, наверное, иначе и не могло быть. Стоит потянуть за одну ниточку, как неизбежно разматывается целый клубок тем, а останавливать столь захватывающий процесс - не в моих правилах. :)

Книга размышлений

Несколько предварительных слов
Неблагодарное это дело – писать пояснения к собственной книге («Кикимора и другие…»). Попадаешь как бы в двусмысленное положение. Если было что сказать, то почему это не сделано в тексте? А если не удалось донести свои идеи до читателя, то, как бы, «после драки кулаками не машут».
И все-таки есть у меня одно оправдание. Будем считать «Кикимору…» вместилищем «глубоко закопанных мыслей» да еще и прикрытых одеялом образов. А данный труд – неким самостоятельным размышлением, где книга служит лишь отправной точкой для повествования.
Конечно, можно было бы подождать лет пятьдесят пока какой-нибудь аспирант от филологии, стряхнув пыль с обложки, не примется разымать алгеброй гармонию. Но, увы, я вряд ли доживу до этих светлых времен. Да, и, как всегда, хочется «здесь, сейчас и сразу».
А потому, приступим.

О жанровой и прочей принадлежности
Меня иногда спрашивают, а «Кикимора и другие…» - это собственно что? В смысле – роман, повесть, набор сказок?
Наверное, все-таки роман. Говорят, есть даже такая подходящая его разновидность –«фрагментарный» называется.
По крайней мере, формальные признаки – большая эпическая форма (все-таки 512 страниц), многообразие действующих лиц (вместе с эпизодическими – 150 героев), разветвленность сюжета (уж куда более), общность героев (да и места действия) наличествуют.
Что же касается жанровой принадлежности, то в одной длинной филологической классификации, была найдена вполне подходящая ниша.
«Авторская сказка. Для авторской сказки характерна повышенная степень психологизма, превращение персонажей из «знаков» в полнокровные «образы», и зачастую подчеркнутая игра со сказочными клише (последнее особенно важно для литературы 20 века).
Авторскую сказку отличает также «двойное бытование». За редким исключением (в тех случаях, когда сочинение предназначается исключительно детской аудитории), авторская сказка имеет несколько уровней прочтения, а потому может по-разному восприниматься взрослыми и детьми. Причем не важно, какому читателю сказка адресована, о чем свидетельствуют два равноценных процесса: превращение «взрослых» книг в «детские» (Ш.Перро, Р.Р.Толкиен) и обратное движение — от «детской» книги к «взрослой» (Л.Кэрролл)».

Вроде бы все сходится. И «многослойный пирог» повествования, и притчевость, и даже игра со сказочными клише (особенно в устах Пшелты и Щасвернуса). (Смерть от скромности мне явно не грозит. :))

Осталось сказать пару слов о структуре «размышлений». Перебрав пять или шесть вариантов, я в итоге понял одну простую вещь – не надо своими словами пересказывать умные мысли других людей. Пусть они звучат в подлинниках. Ну а мне останется только рассказать, как цитируемое отразилось в «Кикиморе…» или с чем я категорически не согласен. Так что получился какой-то цитатник с комментариями. Что ж, наверное, тоже неплохая идея.

@темы: Книга размышлений, Кикимора и другие

10:12 

Книга размышлений - 2

Продолжение. Начало – здесь.

Зарождение язычества
В городе Пермь живет интересный человек – Дмитрий Геннадьевич Трунов. Будучи психологом по образованию и по основной профессии, он, тем не менее, не чужд вопросам языкознания, культурологи и религии. И даже защитил кандидатскую диссертацию по философии. Но, как и мне, ему почему-то не дает покоя мифология.
(Признаюсь, среди философов я прежде всего выделяю людей ясно мыслящих, которые приходят в эту науку из «естествоиспытательских» областей, где логика и последовательная аргументация являются неотъемлемыми чертами мышления. Классические же философы, как впрочем и филологи, как мудро заметил Пелевин в молодости, часто загоняют кобылицу смысла в дремучие леса словесности).
Так вот, возвращаясь к Дмитрию Трунову. В своей небольшой работе 2005 года «От язычества к постязычеству» он предпринял попытку воссоздать историю взаимодействия человека с «живым» в природе.
Цитирую.
«Праязычество.
Представим гипотетического человека, только что «отделившегося от природы», — это уже не примат, но еще не человек. Он обладает всеми психофизиологическими возможностями, но еще не имеет той внутренней и внешней социокультурной среды, в которую погружен человек говорящий. Ему присуще простое ощущение природы, первичное восприятие, не обремененное культурными кодами. Он естественным и непосредственным образом общается с Живой Природой — с Природой, которая живая вся и всегда. Впрочем, «живой» или «мертвой» природы просто нет. — Есть только видимая Природа, которая есть Нечто, вызывающее у человека ответ, нуждающийся в вербализации и символизации».


Сказано немного заумно, но точно. В этот период своей истории камень, дерево, река воспринимались человеком как данность. Плодами можно было насытиться. Водой утолить жажду. Камнем защититься или раскроить череп очередному неандертальцу. Но все изменилось с появлением слова. (Не в смысле способов питания и утоления жажды).

«Анимизм. Происходит постепенная дифференциация ощущений, возникающих при общении с природой, с помощью языковых знаков. Язык не только обозначает природные объекты, он также позволяет создавать абстракции, которые приводят к разделению природного объекта на «дух» и место обитания «духа». Этому этапу соответствует так называемый «анимизм»: природа живая, так как есть нечто, одухотворяющее ее; природа может быть мертвой, если ее покидает это нечто — «душа». «Одухотворением» называют внесение живого в неживое (анимация). Хотя на самом деле так называемое «одухотворение» есть ничто иное, как отделение «духа» от того, с чем этот дух был изначально слит, а потому неразличим. «Одухотворение» — это препарирование «духа» из вещи с помощью слова. (А был ли этот «дух» на самом деле, или он — результат деятельности языка и мышления?) Так возникает понятие сущности как чего-то «содержащегося внутри» вещи. Так впервые рождается абстрактная идея «живого», как соположенного природной вещи, но еще не противопоставленного ей. Только в начале «живое» равномерно распределено среди природных вещей. «Живое» еще пока имманентно Природе».
Слово – это всегда часть, это всегда абстракция. Даже самая большая их совокупность не будет равна описываемому образу. Но слово – это и инструмент рождения абстракций. С его помощью конкретные дуб, береза, ясень превращаются просто в дерево, создавая предпосылки политеизма, о котором мы поговорим ниже.
При анимизме же наш далекий предок сделал первый шаг – отождествил себя и природу. Человек, прежде всего, может быть живым или мертвым. Логично было связать разницу между этими состояниями с присутствием или отсутствием в теле особой субстанции – «духа». И нет ничего странного, что у окружающих животных, птиц, растений также появились свои «души». Ведь они тоже могут быть живыми или мертвыми.
Но для нас важно, что человек на этой стадии все еще ощущал себя частью Природы. Косвенно это подтверждается мироощущением представителей первобытных племен, сохранившим свой уклад жизни до наших дней. Этнографы отметили один интересный факт. Многомесячный разрыв между причиной и следствием трудно схватывается первобытным умом. Девятимесячный период от зачатия до рождения лежит за пределами их времявосприятия и деторождение видится как тривиальное выделение женского организма. Все это позволяет аборигенам вполне искренне верить, что их отцами являются тигры, змеи, деревья и т.д.

читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

19:11 

Книга размышлений - 3

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 1.

«Как весна прошла, да дорожки с тропочками подсохли, объявилась в лесу Заповедном Кикимора».
Что двигало этим неугомонным духом? Что заставило идти искать счастья за тридевять земель от родной деревни? И почему, когда мечты наконец-то сбываются и ей удается выйти замуж за богатого беса, не успокаивается и не наслаждается жизнью? То в обучение к Бабе Яге пойдет, то в Школу Велеса поступит.
Из разговоров с мужем Терентием:
«Пробовал он и так и эдак с ней заговаривать. Дом справный поставили, от добра всякого сундуки ломятся, мол, чего еще ей не хватает. Живи и радуйся, малышей воспитывай. А она в ответ ему – сама хочу в жизни этой всего добиться, а не просто нянькой при детях своих состоять».
Итог в какой-то мере закономерен - Кикимора, прихватив детей, сбегает к молодому бесу Стасу. Но и здесь, увы, не сложилось.
Отчаявшись, она приходит к Бабе Яге с просьбой отвести от ее жизни проклятую недолю. И между ними происходит очень важный диалог, к которому мы еще не раз вернемся. (На самом деле этот диалог – одно из центральных мест в книге).
«– Ты же в Школе Велеса самого обучалася, мудрости божественной набиралась, а истину простую осилить не смогла. Некому недолю на жизнь нашу насылать. Узелки-испытания сами мы на судьбе руками собственными завязываем.
А потом еще и добавила:
– Недолю сдюжить – это все равно, что водицы сильной испить. Все тебе по плечу становится, и на жизнь будущую без страха смотреть можешь.
– Это хорошо слова правильные сказывать, – Кикимора ей отвечает. – А делать-то мне чего? Неужто к Терентию возвращаться назад придется?
– Дорога твоя только тебе одной предназначена. К сердцу своему прислушивайся. Оно, чай, дурного не присоветует.
Поняла Кикимора, как от Яги домой воротилася, что только на себя, да силы собственные надеяться надобно. А ежели и поможет кто, то спасибо ему великое, но в расчет этого брать никак нельзя».


На Востоке дорогу, о которой говорила Баба Яга, называют – Путь. Именно так – с большой буквы.
Западный ум сразу же захочет уточнить, что понимается под этим словом? Восточные философы, следуя заветам великого Будды, не тратили время на пустые разговоры. Для них главное – это ощутить свой Путь.

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

14:36 

Книга размышлений - 4

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 2.

Отступление первое. Хлопок одной ладони.
Лучше всего иллюстрирует отличие западного от восточного мышления известная дзенская притча «Хлопок одной ладони».

Учителем храма Кеннин был Мокурай, Молчащий Гром. У него был маленький ученик по имени Тойо, которому было только 12 лет.
Тойо видел, как каждое утро и вечер более старшие ученики приходили в комнату учителя для получения общих инструкций по Сан-Дзен или для персонального обучения, при котором задавались коаны для того, чтобы освободить ум от заблуждений.
Тойо тоже захотел выполнять Сан-Дзен.
- Подожди немного,- сказал Мокурай, - ты еще молод.
Hо ребенок настаивал, так что учитель, наконец, был вынужден согласиться. Вечером в соответствующее время, маленький Тойо подошел к порогу комнаты Мокурая для Сан-Дзен.
Он ударил в гонг, чтобы сообщить, что он пришел, три раза поклонился перед дверью в знак уважения, вошел и сел перед учителем в почтительном молчании.
- Ты можешь услышать хлопок двух ладоней, когда они ударяются друг о друга,- сказал Мокурай. - Теперь покажи мне хлопок одной ладони.
Тойо поклонился и пошел в свою комнату, чтобы рассмотреть эту проблему.
Из окна он услышал музыку гейш.
- Ах, я понял! - воскликнул он.
На следующий вечер, когда учитель попросил его показать хлопок одной ладони, Тойо начал играть музыку гейш.
- Hет, нет, - сказал Мокурай, - это никак не подойдет. Это не хлопок одной ладони. Ты совсем не понял его.
Думая, что музыка будет мешать, Тойо ушел в более спокойное место. Он снова погрузился в медитацию.
- Чем же может быть хлопок одной ладони?
Он услышал, как капает вода.
- Я понял, - подумал Тойо.
Оказавшись перед учителем в следующий раз, Тойо начал капать водой.
- Что это? - спросил Мокурай. - Это звук капающей воды, но не хлопок ладони. Попробуй еще раз.
Напрасно Тойо медитировал, чтобы услышать хлопок одной ладони. Он услышал шум ветра, но и этот звук был отвергнут. Он услышал крик совы, но и этот звук был отвергнут.
Более чем 10 раз приходил Тойо к Мокураю с различными звуками, все было неправильно.
Почти год обдумывал он, что же может быть хлопком одной ладони.
Hаконец, маленький Тойо достиг подлинной медитации и перешел пределы звуков.
- Я больше не мог собирать их, - объяснил он позже, - поэтому я достиг безупречного звука.
Тойо реализовал хлопок одной ладони.


Как смотрит западный ум на данный коан? Как на очередную задачу, которую необходимо разрешить. Он с максимальной убедительностью, путем логических рассуждений, докажет, что результатом хлопка одной ладони может быть только тишина, которая по определению является отсутствием звуков.
Но Молчащий Гром, если кто не заметил, не просил Тойо дать ответ словами. Он попросил своего ученика показать ему решение.
Более того, ученик должен был услышать тишину не в наглухо изолированной от внешнего мира комнате, а посреди какофонии звуков.

@темы: Книга размышлений, Кикимора и другие

10:53 

Книга размышлений - 5

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 3.

Совмещение несовместимого.
Выходит, проецируя западное мышление на восточное понимание Пути, мы пытаемся совместить несовместимое. И да, и нет. Просто, у каждого свое видение Пути.

Востоку в лице буддизма удалось выстроить гармоничную картину мира: сформулировать цель жизни и указать четкий путь достижения этой цели.
Будда облекал свои поучения в форму бесед, и в течение долгого времени они устно передавались из поколения в поколение от учителя своим ученикам. Затем все было сведено в три книги – «Трипитака» («Три корзины учений»).
«Винная-питака» - содержит правила поведения, «Сутта-питака» - является собранием поучений и притч, а «Абхидхамма-питака» - рассматривает вопросы философии.
Основу буддизма составляют «четыре благородные истины»: 1) жизнь в мире полна страданий; 2) есть причина страданий; 3) можно прекратить страдания; 4) есть путь, ведущий к прекращению страдания.
Будда считал, что мирские радости доставляют только временное удовольствие, которое сводится на нет вечной боязнью потерять их и горем, испытываемым при их утрате. И видел путь к достижению вечного блаженства через освобождение от земных страстей и в прекращении цикла перерождений.
Но нас больше будет интересовать способ освобождения от страданий, который еще называют: восьмеричный благородный путь. В принципе, предложенная Буддой методика применима не только к достижению состояния архата (или другими словами – нирваны), но и может рассматриваться в качестве общих принципов восточного понимания Пути.

Первый шаг на восьмеричном пути – правильные взгляды. Будда видел их суть в правильном понимании четырех благородных истин.
Второй шаг – правильная решимость. В классической интерпретации это отрешение от привязанности к миру, от дурных намерений и вражды с другими людьми.
Правильная речь – воздержание от лжи, клеветы, жестоких слов и фривольных разговоров.
Правильное поведение – отказ от уничтожения живого, от воровства, от неверного удовлетворения своих чувств.
Правильный образ жизни – постулирует, что надо зарабатывать на жизнь честным путем и трудиться в соответствии с доброй решимостью.
Правильное усилие – заключается в постоянном искоренении старых дурных мыслей и препятствии появлению новых.
Правильное направление мысли – это постоянное сохранение в памяти того, что вещи по своей природе преходящи. Дает возможность освободиться от привязанности к вещам и печали по поводу их утраты.
Правильное сосредоточение – заключительная фаза пути, в свою очередь состоящая из четырех ступеней.
Первая стадия – сосредоточение ума, подготовленного предыдущими семью шагами на осмыслении и исследовании истин. Наслаждение от радости чистого мышления.
Вторая стадия – достигается такое сосредоточение, что вера в четырехстороннюю истину развеивает все сомнения, и необходимость в рассуждениях и исследованиях отпадают. Наступает радость от сосредоточения.
Третья – переход к состоянию безразличия, т.е. отрешенности даже от радости сосредоточения. Избавление от ощущение телесности. Но идущий по пути еще осознает свое состояние невозмутимости.
И, наконец, четвертая стадия – избавление от осознания освобождения и от всех чувств радости, которые испытывались раньше. Достигается высшая стадия безразличия, называемая нирваной, и прекращаются все страдания.

Иными словами, восьмеричный благородный путь можно назвать прогрессом во внутрь. Человек постигает свою суть и суть окружающего мира через полное сосредоточение на своем внутреннем мире.

@темы: Книга размышлений, Кикимора и другие

14:49 

Книга размышлений - 6

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 4.

Отступление второе. Различие между восточным и западным мышлением. Версия Юнга.
Карл Густав Юнг – швейцарский психоаналитик, философ культуры и основатель аналитической психологии, концептуально изложил различие между восточным и западным мышлением в своей работе «Psychological Commentary on «The Tibetan Book of the Great Liberation».
В терминах современной психологии восточный тип мышления называется интравертным (т.е. направленным во внутрь). Для него характерно метафизическое понимание индивидуальной души, духа, которые являются частью Мирового Разума.
В противоположность восточному, «стиль» западного мышления можно назвать экстравертным (направленным во вне). Для него «mind» (разум, дух или душа) утратил метафизическую сущность еще со времен Средневековья. Под ним понимается разумное функционирование души, склад ума, ментальность индивида.
Если результатом восьмеричного пути является «самоосвобождение» человека, то христианский Запад считает человека целиком зависящим от милосердия Бога или, по крайней мере, церкви как единственного, санкционированного Богом, земного орудия спасения.

Далее Юнг делает очень тонкое наблюдение об отражении типа мышления в религиозных установках.
«Религиозная точка зрения всегда выражает и формулирует существенную психологическую установку и ее специфические предубеждения, даже когда дело идет о людях, которые забыли или никогда и не слышали о своей религии. Несмотря ни на что, Запад остается целиком и полностью христианским в том, что касается его психологии. Милосердие берет начало где-то в другом месте; во всяком случае, прощение приходит извне. Любая другая точка зрения — сущая ересь. … Боязнью, раскаянием, обещаниями, повиновением, самоуничижением, добрыми поступками и хвалой он (западный человек – А.Б.) пытается умилостивить великую силу, которой оказывается не он сам, a totaliter aliter, Полностью Иной, совершенно безупречный и «внешний».
Восток же, напротив, проявляет сочувственную терпимость к тем «низшим» духовным стадиям, когда человек в своем полном неведении кармы еще беспокоится о грехе и муках собственного воображения, веря в абсолютных богов, которые оказываются всего лишь пеленой иллюзии, сотканной его собственным непросветленным умом. Таким образом, душа приобретает абсолютную важность: она — это все наполняющее собой Дыхание, сущность Будды; она есть Дух Будды, Единое. Все существующее происходит из нее и все отдельные формы растворяются в ней обратно. Это и есть основное психологическое предубеждение, которое пропитывает все существо восточного человека, просачивается во все его мысли, чувства и действия, независимо от того, какую веру он исповедует».

И далее.
«Восточная установка сводит на нет западную, и наоборот. Невозможно быть добрым христианином и самому освобождать себя от собственных грехов, как невозможно быть Буддой и поклоняться Богу».

читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

14:15 

Книга размышлений - 7

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 5.

Западная интерпретация Пути
Итак, подведем первые итоги и постараемся ответить на вопрос, почему западное сознание, опирающееся на совершенно иные принципы и методы мышления, восприняло восточную идею Пути. В чем были найдены точки соприкосновения?
Один из вариантов ответа дал тот же К.Юнг:
«По неизбежному велению судьбы Запад знакомится со своеобразными истинами восточной духовности. Бесполезно как умалять эти истины, так и возводить ложные и ненадежные мосты над зияющей пропастью… Заимствуя эти вещи у Востока, мы просто даем волю нашему западному стяжательству, еще раз подтверждая, что «все хорошее находится снаружи», откуда оно должно быть добыто и перекачено в наши «тощие» души».
Фактически, Юнг утверждает, что Запад позаимствовал только форму, но не содержание. И в этом есть доля правды. Для Запада Путь – это, скорее, духовные искания и самовыражение, а не стремление к отрешению от мира и слиянию с Мировым Разумом.

В любом обществе всегда находятся маргиналы, которых волнуют вопросы далекие от повседневной жизни. Ради реализации своих идей, замыслов они порой жертвуют благополучием, карьерой и даже жизнью. Но почему-то именно их имена остаются в истории. Помнил ли кто-нибудь сейчас графа Беккендорфа, если бы он не присматривал за Пушкиным? И кто, кроме историков, помнит имена наркомов внутренних дел 30-х годов? А вот затравленные и убитые ими О.Мандельштам и Вс.Мейерхольд вошли в анналы русской культуры.
Любой духовный эксклюзив рано или поздно будет востребован. И.С.Бах, без которого вряд ли мыслима современная музыка, был забыт на 80 лет после своей смерти и вновь «открыт» только в начале XIX века. Томасу Мэлори повезло меньше. Его «Смерть Артура», напечатанная в 1485 году, оказалась вновь востребованной лишь во второй половине XIX века. И этот список можно продолжать еще долго.
И вот западный ум, осознав, что духовные поиски этих одиночек, в конечном итоге становятся частью массового «коллективного сознания», определил (часто задним числом) их неудержимое стремление к самовыражению, как движение по Пути.
Иногда даже находятся люди и организации, осознающие важность этих поисков и всячески им способствующих. Раньше они назывались меценатами, сейчас благотворительными фондами. Помнится, в «Бродягах дхармы» Джека Керуака меня весьма поразил факт выдачи одному из героев романа – бродяге и хиппи, гранта на изучение культуры Японии.

Но почему именно духовные искания и самовыражение ассоциируется на Западе с движением по Пути?
читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

11:47 

Книга размышлений - 8

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 6.

Отступление третье. Одинокий путь Фридриха Ницше.
Мы долго говорили о различии западного и восточного «стилей» мышления. Теперь посмотрим на отличие философского взгляда на мир от обыденного.
Александр Пятигорский (соратник Ю.Лотмана и М.Мамардашвили, выдающаяся фигура недогматической философской мысли, писатель) в одной из своих лекций рассматривает такой аспект обыденного мышления как мифологичность. Противопоставляя его мышлению философскому, рефлексирующему, он сделал несколько тонких наблюдений.
Цитирую.
«Начинаю с пары банальностей по поводу философа. Профессии такой нет. Есть образ мышления и образ жизни. Образ мышления – непрофессиональный в строго предметном смысле этого слова. Потому что объектом философствования философа может быть что угодно. Для философа не может быть ни высокого, ни низкого, ни хорошего, ни плохого. Для философа может быть интересное и неинтересное. Интересное – это то, на что он направляет свое мышление. Неинтересное – это то, чем он в данный момент в своем мышлении не занимается».
«В мышлении не может быть друзей, не может быть соратников. Мышление, как любил говорить Мераб Мамардашвили, - самое одинокое дело на свете».

И далее.
«…Кончается христианско-возрожденческий миф о хорошем и прекрасном человеке… что человек на самом деле, во-первых, добр и прекрасен. А, во-вторых, способен к бесконечному развитию».
«…От позитивного антропизма: человек – это хорошо, не излечили ни гитлеровские лагеря, ни сталинская тюрьма. Он все равно – хороший. А с тем, что человека убивало? Для этого есть богатейшая мифологическая номенклатура: СС, ГБ, ЦК, Гитлер и его окружение, Сталин и его окружение. Мы, согласно возрожденческому мифу, который практически не изменился от Шефтсбери до Гегеля, – объекты каких-то дурных дьявольских воздействий болезни, мы – не субъекты. Но… это – мы, а не Сталин или Гитлер, это мы – полнейшая рефлективная инерция, которая позволила с нами это сделать. Я бы назвал всю эту мифологию мифологией деперсонализации…».

И наконец.
«Единственным философом, который брыкался, орал и кричал, ну, и сошел с ума, разумеется, был Фридрих Ницше».

Поговорим об этом «брыкающемся», «чужом среди своих» - Фридрихе Ницше.
читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

19:29 

Книга размышлений - 9

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 7.

Человечество и технико-гуманитарный баланс.
Зачем природе потребовался разум и человек, как носитель высшей его формы?
Существует оригинальная точка зрения, полагающая, что когда наша Вселенная остынет и схлопнется в точку, сверхмогучий к тому времени разум вновь взорвет её, запустив по новой цикл существования.
То, что мы пока не осмыслили своего великого предназначения, вовсе не означает, что его не существует. В любом случае, создание такого высокоразвитого существа, как Homo Sapience зачем-то потребовалось Природе, а, по сему, будем считать, что она заинтересована в сохранении человечества как вида.
На наше счастье, в последние несколько сот тысяч лет на Земле не случалось глобальных катастроф, сметающих с ее поверхности все живое. А со времен «неолитической революции», когда наш далекий предок вместо того, чтобы набить зерном голодный желудок, почему-то закопал его в землю, численность человечества уже мало зависит от внешних (экзогенных) кризисов. Если людям суждено погибнуть, то скорее от кризисов, порожденных ими самими.

Человек есть существо био-социальное. И наша биологическая составляющая, как ни прискорбно это констатировать, весьма агрессивна. (Достаточно вспомнить полное уничтожение кроманьонцами неандертальцев). А если к этому еще добавить отсутствие био-морали, запрещающей высшим приматам убивать себе подобных, то и вовсе получится гремучая смесь.
Но отсутствие био-морали и природных ограничителей в виде более сильных хищников, заставило человечество выработать «внутренние» сдерживающие механизмы, в качестве которой и выступает социо-составляющая.
Академик А.П.Назаретян выдвинул достаточно убедительную теорию технико-гуманитарного баланса, которая гласит: чем выше мощь производственных и боевых технологий, тем более совершенные средства культурной регуляции необходимы для сохранения общества.
Приведем несколько выписок из его книги «Агрессия, мораль и кризисы мировой культуры. (Синергетика исторического прогресса)».
«Общество начинает быстро развиваться по обычному экстенсивному сценарию. Растет население, индивидуальные и социальные потребности. У людей формируется специфическая психология роста — мироощущение безграничных возможностей. Усиливается нагрузка на природную и/или социальную среду. Рано или поздно иллюзия неисчерпаемости вступает в противоречие с реальной ограниченностью ресурсов, усиливается экологическое и политическое напряжение; образно говоря, накапливается потенциал ненависти среды. Диспропорция между технологической мощью и способностью совокупного интеллекта предвидеть последствия собственных действий достигает угрожающего значения, делая шансы цивилизации на выживание проблематичными...»

Один из таких кризисов – кризис «осевого времени». (Термин введен К.Ясперсом для обозначения эпохи мировой истории, начатую появлением «человека такого типа, какой сохранился и по сей день»).
За несколько веков, охватывающих середину I тысячелетия до н.э., передовые цивилизации, развившиеся в удаленных друг от друга регионах и по видимости слабо между собой связанные, испытали влияние новых идей, глубоко преобразивших облик культуры. Человечество пришло к понятиям морали и совести, появилось то, что мы теперь называем личностью, ответственностью, нравственным выбором и т.д.

читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

12:27 

Книга размышлений - 10

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 8.

Гуманитарная составляющая баланса.
Мы еще вернемся к теории технико-гуманитарного баланса, когда будем говорить об экологическом кризисе. А сейчас попробуем разобраться с его гуманитарной составляющей.
Вновь процитируем А.П.Назаретяна, но уже книгу «Антропология насилия и культура самоорганизации».
«Гуманитарно-регулятивную ипостась культуры составляет многомерный комплекс средств социального контроля. Он включает принятые приемы поощрения-наказания, осуществляемые через формальные и неформальные каналы, и соответствующие органы – государство, полицию, армию, религиозный и гражданский суд, общественное мнение. К этой сфере относятся все виды искусства и прочие «гуманитарные технологии» - мастерство управления мыслями, чувствами, настроением и поведением людей, включая свое собственное. Однако системообразующий признак гуманитарно-регулятивной сферы составляют ее мировоззренческие основания: доминирующие и «маргинальные» идеологии, мораль, право, исторически изменчивые ценности, нормы отношений с природой, сородичами и представителями иных групп – в той мере, в какой они усвоены индивидами и стали реалиями обыденного сознания».
Для нас в этом определении будут важны три момента.
Во-первых, в гуманитарную составляющую входят не только доминирующие, но и «маргинальные» идеологии.
Во-вторых, отношения с природой.
И, в третьих, то, что «мировоззренческие основания» должны стать элементом обыденного или коллективного сознания.

По идее, любой социум должен озаботиться поддержанием равновесия между технологической и гуманитарной составляющими. Но при этом должны выполняться минимум два условия.
Первое – учиться на ошибках прошлого. Всего одна фраза, а сколько смысловых уровней, принимаемых по умолчанию. Например, что существует «правильная» и «неправильная» история. Ибо ошибки подразумевают какое-то отклонение от «генерального курса».
Далее о чьей истории мы говорим? Человечества в целом, отдельных государств, народностей? Но самое главное – каковы признаки этих ошибок? И что сделать, чтобы они не повторилась вновь.
Попробуем последовательно ответить на поставленные вопросы.
В начале – об уровне общности. На мой взгляд, не столь важно о чьей истории идет речь – человечества в целом или отдельного государства. Главным является наличие органа или механизма, который «осознает ошибку» и делает соответствующие выводы.
Что же касается правильной и неправильной истории, то логическим выводом из этого утверждения будет существование каких-то критериев оценки. По идее, далее должна следовать врезка об эволюции понятия истины или «правильности». Но, чтобы не потерять главную мысль, ограничимся только выводами.
С точки зрения мифологического или религиозного мышления из двух суждений одно обязательно ложно. При этом в процессе полемики невольно примысливается третий, метафизический Авторитет, носитель абсолютного знания, а суть полемики состоит в том, чье суждение ближе к системе безусловных постулатов (ближе к Истине). Иногда это понималось совсем буквально: критерием Истины в споре признавали материальный текст — Талмуд, Библию, Коран, сочинения Аристотеля, Маркса, Ленина,— а третейским судьей выступал Учитель, партийный Вождь и даже «народ».
Для современного научного мышления оба суждения могут быть истинными. Для человека, ясно сознающего, что он связан с предметным миром посредством идеальных моделей и оперирования ими, сама категория «истины» становится одной из многих. Разнообразие возможных моделей неограниченно, как разнообразие взглядов на предмет и задач деятельности с ним. Если же модели конкурируют между собой, то не по «близости к истине», а, с точки зрения того, какая из них продуктивнее для решения данной задачи при данных условиях.
С точки зрения государства, его прогресса, экономических достижений, сталинскую диктатуру можно рассматривать как положительную. С точки зрения качества жизни населявших СССР людей – как отрицательную (прежде всего с точки зрения удовлетворения базовых потребностей в безопасности и самовыражении).
Как вывод из всего выше сказанного – «ошибки истории» не могут быть «абсолютными». Они каждый раз зависят от того, что мы выберем в качестве главного критерия исторического прогресса. Мощь ли государства, жизненный ли уровень населения, степень ли демократичности общественных институтов и т.п.
Но, определившись с критерием, мы можем уже сказать на конкретных действиях, цифрах, что способствовало достижению поставленных целей, а что наоборот этому достижению препятствовало.
Если мы признаем диктатуру, единомыслие как зло, то мы будем должны сформулировать и условия к ним приводящие. И не просто сформулировать, а разработать комплекс мер противодействующих установлению такого строя.

Второе условие дополняет первое. В обществе должно быть достаточное количество индивидов осознающих необходимость поддержания баланса и разрабатывающих способы такого поддержания. В том числе и среди лиц принимающих государственные решения.
Увы, повсеместно распространившаяся демократия создает систему, когда власть имущими становятся люди ориентированные на сиюминутные потребности своих избирателей и оперирующие понятиями, понятными самому тупому из них.

Что же происходит при нарушении баланса?
читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

14:48 

Книга размышлений - 11

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 9.

Путь и избыточное многообразие
Но если человечество с завидной регулярностью умудряется попадать в порождаемые им же самим кризисы, то как оно выбирается из них?
Один путь был описан в предыдущей части – одумывается перед лицом огромных потерь. Но оказывается, во времена кризиса еще действует закон, открытый в 1950-х годах английским биологом и математиком У.Р.Эшби. Применительно к обществу его можно сформулировать следующим образом: при обострении кризиса жизнеспособность социума пропорциональна накопленному в его структуре разнообразию, причем решающее значение приобретают те элементы, которые на предыдущих этапах оставались функционально бесполезными.
Формы социальной деятельности, технологии, идеи и т.д., которые когда-то станут определяющими, на прежнем этапе долго пребывают на периферии и мало востребованы. Но гораздо более важно, что во время кризиса ничего нового не возникает и общество выбирает из уже имеющегося.
Теперь давайте просуммируем все выше сказанное.
В гуманитарную составляющую баланса входят не только доминирующие, но и «маргинальные» идеологии и для выживания социума жизненно необходимо избыточное многообразие, в том числе и духовной сфере.
Осталось сделать последний шаг. Путь одиночек, их духовная самореализация жизненно важны для развития общества и его выживания в кризисные времена.
Можно возразить, что Природа всегда действует «с запасом» и востребованным оказывается далеко не все разнообразие. (Утверждают, что даже на место человека современного претендовало не менее пяти видов).
Но, во-первых, никто не знает, что же будет востребовано в конечном итоге.
А, во-вторых, человеческое созидание многоступенчато и всегда опирается на предшественников. А значит, у каждого «осевого мыслителя» всегда имеется ряд предтеч, шедших той же дорогой до него.
И как вывод - важен каждый идущий по Пути.

читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

15:51 

Книга размышлений - 12

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 10.

О Большом и Малом Пути.
Кратко подведем итог сказанному.
Существуют «восточное» и «западное» понимание Пути человека. Согласно восточному менталитету, конечная цель – это отказ от «эго», растворение собственного «я» в Мировом Разуме. В западном понимании, Путь – это созидание новых духовных ценностей, крайняя форма самовыражения человека.
Результат Идущих по Пути необходим для развития и выживания человеческого общества, хотя при этом и действует фактор избыточного многообразия.

Однако, само понятие Пути, похоже, имеет несколько градаций. В восточной литературе часто говорится о пути плотника, музыканта или воина, подразумевая под этим способ достижения наивысшей степени мастерства. И чтобы не возникала путаница в терминологии, стремление к самореализации, когда человек хочет стать признанным мастером своего дела, назовем Малым Путем. (Движение в этом направлении часто поощряется обществом, если не материально, то хотя бы уважением окружающих).
Но восточным идеалом все равно остается духовный Мастер, достигший последних ступеней восьмеричного благородного пути. Может быть поэтому, стало чуть ли не правилом, когда Идущий на определенном этапе своей жизни становится отшельником бродягой, или хотя бы уходит во «внутренний монастырь», чтобы заново осмыслить основополагающие принципы бытия и приблизиться к самоосвобождению. Это направление движения определим как Большой Путь.
У западного Идущего поле маневра гораздо уже. Христианская парадигма «внешнего» освобождения, о которой говорил К.Юнг, многие века блокировала попытки самостоятельного мышления. Любое сомнение в признанных истинах и каноническом их толковании считалось ересью и всячески преследовалось. Может быть поэтому, на Западе Малый путь стал преобладающим, и техническое мышление является приоритетным. А новое мировоззрение становится элементом «коллективного сознания» чаще революционным, чем эволюционным образом.

Но, если только Большой Путь приводит к самоосвобождению, то какой аналог в западном мышлении соответствует растворению «эго» в Мировом Разуме, отказу от индивидуального «я»? Логически рассуждая, это может быть перенос целеполагания из внутреннего мира во внешний. Личная цель Малого Пути уступает место «внешней» по отношению к человеку в Большом.
Нельзя сказать, что такая смена ориентиров прерогатива только Идущего. Человеческому обществу тоже почему-то мало жить в свое удовольствие. Ему надо жить еще и правильно.
Славяне верили, что человек должен следовать от рождения к смерти (от Яви к Нави) путем Прави. У других народов это называется иначе. Но общим является требование озаботиться не только личным, но и общественным.
Иными словами, цель человека при праведной жизни хотя бы частично должна лежать вне его. Так что Идущий вполне следует в русле «коллективного сознания». Разница только в уровне задач. Круг ответственности человека социумного обычно ограничен окружающими, а последствия деяний Идущего могут затрагивать и несколько будущих поколений.

@темы: Книга размышлений, Кикимора и другие

12:20 

Книга размышлений - 14

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 12.

Личный баланс.
В последних работах А.П.Назаретяна в гуманитарную составляющую технико-гуманитарного баланса введен индивидуальный параметр – когнитивная сложность среднего носителя культуры. (Для справки: когнитивная сложность – это психологическая характеристика познавательной (когнитивной) сферы человека. Она определяется количеством оснований классификации, которыми сознательно или неосознанно пользуется субъект при дифференциации объектов какой-либо содержательной области).
Развивая эту мысль, можно предположить, что для отдельно взятого человека когнитивная сложность может играть роль уравновешивающего фактора в его личностном балансе. Но, если на одной чаше весов находится внутреннее развитие индивида, то на другой, очевидно, должны находиться его возможности. А сама формулировка примет следующий вид: уровень возможностей человека должен уравновешиваться степенью его внутреннего развития.
И как следствие: бОльшим возможностям должен соответствовать более высокий уровень целей.
Теперь надо определиться с тем, что мы будем понимать под левой и правой частями баланса.
Возможности человека формируются либо за счет его умений и творческих навыков, либо за счет ликвидных средств (денег и всего, что можно обратить в деньги).
Внутренняя же сложность определяется, на мой взгляд, количеством взаимосвязей между явлениями которые видит и осознает человек. Пониманием последствий своих поступков. Количеством «отрефлексированных» понятий и самостоятельно сформулированных жизненных принципов. (Иными словами, количеством ответов на вопросы: «Кто я такой и зачем живу на этом свете?»).
Если вспомнить Сократа, то получается, что уровень внутренней сложности соответствует степени нравственного развития. Ибо место нравственного Абсолюта в его теории занимает Знание, а сдерживающим фактором, как раз, является понимание последствий совершаемых действий.

Накапливая на Малом Пути умения и навыки, Идущий неизбежно поддается «искушению творчеством» и пытается создать нечто, до него не существовавшее.
Что мешало Алану Александру Милну снять с полки своей обширной библиотеки очередную детскую книжку, чтобы почитать сыну на ночь? Но он почему-то потратил несколько лет своей жизни на написание историй о Винни-Пухе. И создал такой многослойный «пирог смыслов», что неуклюжий, неунывающий медвежонок и его друзья уже давно стали элементом мирового «коллективного сознания».
Что мешало тому же Фридриху Ницше двигаться по накатанной колее университетской профессорской карьеры? Но искушение ниспровержения всех моральных устоев оказалось сильнее уютного мирка классической филологии, озвучивания и интерпретации чужих мыслей.

читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

14:43 

Книга размышлений - 15

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 13.

Осознание Пути
Все мы различны в силу набора генов, воспитания, встреченных учителей, внешнего окружения и еще сотен других причин и обстоятельств. И у каждого есть свой эксклюзив. То, что может сделать только он и больше никто.
Но только единицы осознают свое предназначение. И еще меньше вступают на свой Путь.
Александр Ф.Скляр, лидер бывшей группы «Ва-банкъ», утверждает, что он тоже идет по Пути и всячески пропагандирует в России труды своего духовного учителя – Миямото Мусаси (к которому мы еще вернемся).
Приведу выдержку из одного интервью Александра.
«— Так что — люди не меняются?
— Нет, конечно.
— Как родился, так и все?
— Нет, не как родился. Как осознал — так и пошел. Если точно осознал. Но человек может сам не поверить или пропустить свое это внутреннее осознание. И тогда с ним начинаются страшные и, в общем-то, необратимые изменения внутренние. Бывают моменты ярких вспышек этого осознания. Вот когда ты очень точно понимаешь, что ты есть, да? Эту вспышку можно сознательно погасить этим вот внешним сознанием. Или можно, если у тебя развит логический аппарат — тот самый дурацкий логический аппарат, который мешает всем нам этому внутреннему светить. Потому что во внутреннем — логики нет. Если в тебе развит логический аппарат, ты можешь это погасить. Вот она первый раз прошла и погасла эта вспышка. Прошло еще какое-то количество времени — она возникла снова, меньшей активности. Ты ее опять погасил. Уже проще ее погасить. Потом она снова возникла — ты ее опять погасил. А потом она просто не возникла. И тогда ты загубил в себе все то, что несколько раз дало о себе знать. Вот в каком смысле можно не ответить своему призванию. Своему внутреннему предназначению».

(Баба Яга была гораздо афористичнее: «К сердцу своему прислушивайся. Оно, чай, дурного не присоветует». :))
Сам Александр Скляр, закончив МГИМО, в 26 отказывается от карьеры дипломата, а в 28 создает группу «Ва-банкъ».

Чем дольше человек живет в обществе, тем более он «погружается» в него, обрастая множеством связей, обязательств, ответственности, имуществом, наконец. И груз этой погруженности с каждым днем увеличивает пропасть между «хочу» и «должен».
Помнится у Герберта Уэллса был показательный в этом плане рассказ про Дверь в Стене. Маленький мальчик случайно проходит через магическую Дверь, возникшую в глухой стене, и попадает в волшебный сад. Обитатели сада не могут оставить его у себя, но приглашают зайти еще раз. На следующий день он снова видит Дверь - но он куда-то торопится и проходит мимо, и дверь исчезает. Дальше мальчик вырастает, женится, становится папашей, потом - бодреньким английским дедушкой. Несколько раз на протяжении жизни он видит Дверь в Стене, но каждый раз совершенно объективные обстоятельства не позволяют ему войти: дела, обязанности, чувство долга, etc, etc... Но при этом он помнит о магическом саде, мечтает о нем и ждет, ждет, ждет, когда он, наконец, сможет... посмеет... получит моральное право... Наконец, глубоким старцем, у которого не осталось ни дел, ни забот, ни врагов, ни друзей и любимых, одинокий и никому не нужный, он случайно проходит мимо той самой стены, опять видит магическую Дверь, все-таки открывает ее, входит... и падает в черную яму. Это была не та дверь: просто накануне в стене сделали проход, ведущий в угольный погреб, на дне которого он и отдает концы. Обстоятельства так и не отпускают его.
(Спасибо Константину Крылову).

@темы: Книга размышлений, Кикимора и другие

12:26 

Книга размышлений - 16

Продолжение. Начало – здесь.

Размышление о Пути. Часть 14.

Одиночество идущего по Пути
«Тот, кто идет по Пути – одинок и в опасности», - утверждают китайцы.
«Дорога твоя только тебе одной предназначена», - напутствовала Баба Яга Кикимору.
Так почему же все-таки одиночество?
Может ли быть Путь совместим с «полноформатной» жизнью в обществе? Погруженностью в мораль, статусные отношения, поток развлечений и удовольствий.
Буддизм с его освобождением от земных страстей, фактически, дает отрицательный ответ на этот вопрос. Может быть, именно поэтому он и разделился на две ветви. (Последователи хинаяны видят в Будде учителя, указавшего способ освобождения, и место бога в ней занимает всеобщий нравственный закон кармы. Для махаянистов же Будда – всеблагой и всемилостивейший бог).

Но если для ума восточного четырехсторонняя истина является элементом веры и не требует доказательств, то ум западный стремится любое положение обосновать путем логических рассуждений (даже то, во что можно только верить). А по сему, вновь придется выверять алгеброй гармонию.
В предыдущих разделах не раз подчеркивалось, что результат духовных исканий может быть востребован спустя несколько столетий. Возникает вопрос, может ли человек, будучи погруженным в современные ему моральные, человеческие отношения, создать нечто, что будет волновать людей, живущих в совершенно другой действительности, услышать «зов будущего»? Думаю, что нет. Нельзя одновременно находиться «внутри» жизни и быть «вне» её. (Хотя, конечно, случаются счастливые исключения).
Большинство из нас предпочитает заимствовать морально-этические принципы извне, но если Идущий дистанционируется от окружающей действительности, то ему не остается ничего другого, как выстраивать собственный внутренний мир – опору своих духовных изысканий. Возвращаясь к предыдущему разделу, можно сказать, что он должен вступить на Большой Путь.

Вновь процитируем интервью Александра Ф.Скляра.
«— Тот, кто идет по Пути, он ориентируется на свои внутренние ценности?
— Конечно, конечно. Без сомнения.
— Если внутренняя система ценностей — это главное, первичное и основное, то это означает, что внешние ценности, ну, общественные, это вторично?
— Ну, конечно
— Это означает, что, если мир тебя не признает…
— Он просто выкинет тебя.
— Но это ты сам сделал свой выбор? А признает или не признает, это зависит от твоего мастерства и от расположения звезд?
— Да, конечно.
— И обижаться не на что?
— Не на что».
И далее:
«— У меня такое впечатление, что ты создал некий мир и живешь внутри него?
— Абсолютно точно. Абсолютно точно.

— Я создаю мир вокруг себя и стараюсь поставить себя в центр этого созданного мной мира. Это факт. Это то, ради чего я вообще занимаюсь тем, чем я занимаюсь. Это позволяет мне организовать мою Вселенную. Это правильно. Я ведь очень много думал на эту тему в силу своих личных обстоятельств, жизненных обстоятельств. Я не тот человек, который сразу пришел к идее музыки, как способу существования. У меня была диаметрально другая линия жизни. Так сложилось. И эту диаметрально другую линию я всячески старался сломать. И доказать самому себе».

Александр затронул еще один важный аспект одиночества. Если общество тебя не признает (а прижизненное признание встречается гораздо реже), то оно просто выкидывает тебя на задворки. Происходит процесс взаимного отталкивания. Идущий пытается отстраниться от окружающей действительности, чтобы услышать «зов будущего», а общество в ответ платит ему тем же – поворачивается спиной, а то и вовсе избавляется, как от неприятного раздражителя.
(«Поняла Кикимора, как от Яги домой воротилася, что только на себя, да силы собственные надеяться надобно. А ежели и поможет кто, то спасибо ему великое, но в расчет этого брать никак нельзя»).
«Ты поднялся над людьми, но чем выше ты поднимаешься, тем более мелким ты кажешься завистливым глазам. А больше всего люди ненавидят того, кто умеет летать», - писал Ф.Ницше в «Так говорил Заратустра».

читать дальше

@темы: Кикимора и другие, Книга размышлений

Кикимора и другие...

главная